понедельник, 24 февраля

Гостевая книга

Ответ на
26 августа 2019 года в 10 часов я приехал в коттеджный поселок ДУБРАВА ул. Лучевая дом 27 и увидел, что мой коттедж, оформленный в собственность как недострой, полностью снесен. На улице работала бригада, строительная техника, самосвалы под руководством АЛЕКСЕЯ тел. 89277362967. Рабочие набрали его телефон, и я сообщил ему, что незаконно снесен мой коттедж, оформленный в собственность, на что вразумительного ответа я не получил. В 2008 году по предварительному договору, мы с женой оплатили полную стоимость строительства коттеджа 4 миллиона рублей. В ПРОГРАММЕ Министерства строительства и ООО ДРЕВО наш коттедж по договору К/27/ЛЧ от 10.11.2008 года не участвует(прилагаю ответ Руководителя управления контроля в области долевого строительства Н.Г. Веховой – файл ответ ВЕХОВОЙ 18.06.19.pdf ). В сентябре 2018 года я обращался в Главное управление МВД России по Самарской области по поводу незаконной разборки соседнего коттеджа Лучевая 19. Предупреждал бригаду под руководством АЛЕКСЕЯ по разборке коттеджей, что мой коттедж Лучевая 27 оформлен в собственность, его разбирать нельзя. Прилагаю документы: 1. Свидетельство о собственности Сапелкина Ю.Г. 2. Свидетельство о собственности Сапелкиной Л.М. 3. Предварительный договор №2-п от 28марта 2008г 4. КВИТАНЦИИ об оплате по Предварительному договору №2-п от 28марта 2008г 5. Расписка о получении денежных средств по договору №2-п от 28марта 2008г 6. Кадастровый паспорт коттеджа 7. Технический паспорт коттеджа 8. Технический план объекта незавершенного строительства Я оплатил полную стоимость строительства коттеджа 4 миллиона рублей в 2008 году в проекте ДУБРАВА, который рекламировался в том числе и с участием Путина во всех СМИ и ТВ как проект доступное жилье со всеми разрешительными документами от МИНСТРОЯ, администраций Волжского района, Губернатора и т. д.. Нас обманывали более десяти лет застройщики и мошенники с участком земли под ДУБРАВОЙ. Сегодня вообще беспредел – снесли мою законно оформленную собственность без моего ведома. Что дальше, защитники прав?