воскресенье, 24 октября

Фестиваль «Шостакович XX век»: программа на воскресенье, 19 сентября

1065

В воскресенье, 19 сентября, зрители и слушатели могут посетить концерт Академического симфонического оркестра Самарской государственной филармонии.

Солист:
Николай Луганский (фортепиано)

Дирижер:
Михаил Щербаков

В программе мероприятия - следующие произведения:

Дмитрий Шостакович (1906–1975)
Симфония № 10 ми минор op. 93 (1953)


Работу над Десятой симфонией — одним из ключевых произведений симфонической музыки XX века — Шостакович начал в июле 1953 года. 25 октября была поставлена последняя точка в партитуре, а 17 и 28 декабря уже состоялись ленинградская и московская премьеры. Оба раза дирижировал Евгений Мравинский, творческий тандем с которым сложился у Шостаковича, начиная с премьеры Пятой симфонии. Десятая симфония стала очередным высказыванием композитора — к этому крайне важному для него жанру Шостакович не обращался восемь лет. В июне 1947 года ученику Каре Караеву Шостакович сообщал о начале работы над Десятой, однако последующие события, в том числе февральское постановление 1948 года, заставили его отложить создание симфонии до лучших времен. В связи с этим ряд исследователей считают, что эскизы Десятой появились значительно раньше 1953 года, а вторая и третья части живописуют тот самый пленум 1948-го, на котором Шостакович подвергся разгромной критике, однако доказательств этому нет.
Десятая симфония стала первым сочинением, в котором слушатели услышали знаменитую монограмму DSCH, представляющую собой последовательность нот ре (D) — ми-бемоль (eS) — до (C) — си (H) и ставшую музыкальным автографом Шостаковича, а также одной из важных музыкальных эмблем музыки XX века. Премьера Десятой симфонии вызвала оживленную дискуссию в Союзе композиторов, выдержки из которой были опубликованы весной 1954 года в журнале «Советская музыка». В ней видные советские музыковеды и влиятельные фигуры музыкального истеблишмента встали, пусть и с оговорками, на сторону Шостаковича, а высказывания непримиримых противников нового сочинения звучали значительно слабее. Композитор вышел победителем: после Десятой симфонии его репутация больше никогда не подвергалась колебаниям.
Первая часть симфонии — Moderato — по длительности практически равна остальным частям. Это сумрачное размышление, в котором есть и интонации фольклорных плачей, и аллюзии на суровые брукнеровские адажио, а в лирической теме кларнета в оминоренном варианте угадывается мотив сочиненной ранее колыбельной «Родина слышит, Родина знает...». Вторая часть — проносящееся вихрем Allegretto, напоминающее по жанру галоп и содержащее авторские цитаты из «Леди Макбет Мценского уезда» («мотив насилия») и Седьмой симфонии (фрагмент из «эпизода нашествия»). Третья часть — Allegretto — одна из самых загадочных, именно в ней композитор помещает свою монограмму D (e) SCH, а также зашифровывает имя одной из своих учениц, азербайджанского композитора Эльмиры Назировой в проводимой у валторн теме (E — L (a) — Mi — R (e) — A). Сам Шостакович в письме к Эльмире признавался, что эта часть пришла к нему во сне. Несмотря на биографические обстоятельства, было бы неверным трактовать эту глубоко философскую музыку как «эпизоды частной жизни». Финал симфонии, Andante — Allegro, интерпретировался советскими музыковедами как «потоки света и радостного оживления». Сегодня он совершенно справедливо читается как «жест мрачного и злорадного торжества» в начале послесталинского времени.

Сергей Прокофьев (1891–1953)
Концерт для фортепиано с оркестром № 1 ре-бемоль мажор op. 10 (1912)


Из пяти фортепианных концертов С. С. Прокофьева Первый — самый короткий. Двадцатилетний композитор писал его, еще будучи студентом Петербургской консерватории по классу фортепиано (как композитор он окончил Консерваторию в 1909-м). Впервые концерт был исполнен автором 25 июля 1912 года в Москве, это было первое выступление молодого Прокофьева с оркестром. 22 апреля 1914 года композитор сыграл свой концерт как пианист на заключительном консерваторском экзамене, победив заодно в конкурсе выпускников им. Антона Рубинштейна и получив в качестве приза концертный рояль.
В дневнике Прокофьев пишет об изначальном намерении «сочинить Концерт легкий, ясный и простой, который все бы могли играть» и посвятить его «начинающим талантам». Тема вступления была взята из небольшой фортепианной пьесы «Карнавал», посвященной композитору Н. Я. Мясковскому в 1908 году. Концерт одночастный и представляет собой большую сонатную форму с медленным эпизодом Andante Assai в разработке, который также можно трактовать как небольшую среднюю медленную часть, и динамизированной репризой, Allegro Scherzando, выполняющей функцию финала.

Сергей Рахманинов (1873–1943)
Концерт для фортепиано с оркестром № 1 фа-диез минор op. 1 (1891) 


Фортепианный концерт фа-диез минор открывает список сочинений С. В. Рахманинова. Концерт был написан в тамбовском имении Ивановка в 1891 году в рекордные сроки. Своему приятелю М. А. Слонову Рахманинов писал 20 июля: «Написал и инструментовал последние две части в два с половиной дня. Можете себе представить, какая это была работа! Писал с пяти часов утра до восьми вечера, так что после окончания работы устал страшно. После окончания несколько дней отдыхал. Во время работы я никогда не чувствую усталости (напротив, удовольствие). У меня усталость появляется только тогда, когда я чувствую и сознаю, что один из моих больших трудов окончен». Сочинение впервые прозвучало в исполнении восемнадцатилетнего автора 17 марта 1892 года на консерваторском концерте под управлением Василия Сафонова. В 1917 году Рахманинов сделал вторую редакцию юношеского концерта, усложнив партию солиста.
Концерт посвящен двоюродному брату Рахманинова, пианисту, дирижеру и антрепренеру Александру Зилоти, однако многие биографы совершенно уместно связывают это произведение с Верой Скалон, двоюродной сестрой композитора, в которую он был серьезно влюблен во время сочинения музыки.

А в Тольятти состоится концерт симфонического оркестра Тольяттинской филармонии.

Солист:
Юрий Власов (бас, Мариинский театр)

Дирижер:
Андрей Данилов

Произведения:

Дмитрий Шостакович (1906–1975)
Музыка к фильму «Новый Вавилон», op. 18 (1929)
Музыка к фильму «Король Лир», op. 137 (1970)


Свою работу в советском кинематографе Д. Д. Шостакович начал еще в 1920-х, когда работал тапером и озвучивал показы немых фильмов. В конце 1928 года молодой композитор создает музыку к немому фильму «Новый Вавилон» Г. Козинцева и Л. Трауберга. Музыке отводится особая роль: Шостакович считает, что она «должна сочиняться вразрез с внешним действием, открывая внутренний смысл происходящего». Принцип асинхронности, найденный Шостаковичем, в будущем станет часто использоваться в кинематографе.
Восемь картин фильма можно сравнить с частями сонатно-симфонического цикла: разделы действий (бои и столкновения коммунаров и буржуа), лирики (любовная линия главных героев), гротеска, в духе «злых скерцо» (мир богачей) и обобщающий финал. Симфоническое полотно словно пропитано духом двух французских революций — Великой буржуазной (звучат музыкальные темы «Карманьола», Ça Ira, «Марсельеза») и Парижской коммуны («Интернационал»). Это первый интертекстуальный опыт композитора, где темы-герои участвуют в развитии сюжета фильма и претерпевают кафкианские трансформации. На протяжении более чем сорока лет Д. Шостакович работает «в тандеме» с Г. Козинцевым, их последней совместной работой становится картина «Король Лир». Режиссер так представлял себе будущую музыку: «Язык современного искусства, такой, каким Вам хотелось бы говорить о современном мире. Темы зарождаются задолго до того, как они становятся отчетливыми, принимают симфоническую форму». Композитор строит партитуру «Короля Лира», руководствуясь принципом использовать музыку «только там, где она крайне необходима». Звучат темы ситуаций и героев, а мотив-монограмма композитора становится эмоциональным контрапунктом к зрительному ряду.
Главный «транслятор» эмоций фильма — Шут. Его появление сопровождает и тема мучительных раздумий (свирельный наигрыш и мужское пение), и едкая сатира (песенка «говорком»), из которой «прорастает» грустная лирика (на­­игрыш в финале фильма).
Подобная трансформация происходит и в сцене Эдгара Глостера у могилы отца: на экране — разоблачения, смерть героев, картины войны, в музыке — скорбные размышления автора и всенародный плач-протест.

Дмитрий Шостакович (1906–1975)
«Антиформалистический раек» для баса, хора и оркестра (1948/1968)


Если в фильмах музыка Шостаковича помогает «раскрыть» человечность и сострадание героев, то в сценической кантате «Антиформалистический раек» эти качества в персонажах отсутствуют — они полностью лишены души. Произведение было задумано в пику уничтожающей критике, обвинениям в формализме ведущих советских композиторов. После выхода постановления об опере Мурадели «Великая дружба» от 10.02.1948 композиторов вынудили принародно «покаяться», однако свое истинное отношение к произошедшему они формулировали иначе.
Летом того же года у Шостаковича уже была готова первая редакция «Антиформалистического райка», но на протяжении еще двадцати лет композитор возвращался к партитуре, добавляя новые детали. Считается, что основная работа над кантатой шла в 1957 году — «оттепель» дала надежду на возможность публичного исполнения. Однако запрет на исполнение Тринадцатой симфонии в 1962 году и череда громких политических процессов перечеркнули планы композитора. «Антиформалистический раек» был завершен лишь в 1968 году.

Шостакович создал квинтэссенцию формализма, где выступил как автор и музыки, и текста. Действующие лица — сплошь говорящие фамилии: Ведущий, вершащий судьбы персонажей, Единицын, Двойкин и Тройкин, и хор — обез­личенный голос деятелей культуры, чьи реплики — хвалебные фразы и хохот. Музыкальный стиль — простой до банальности, настоящее «обытовление зла»: здесь и комедийный эстрадный туш, и фанфары, звучат мотивы «Сулико», «Лезгинки», «Камаринской», песни Т. Хренникова «Мы вам расскажем», и как апофеоз — «Калинка». Тема Куплетов Серполетты из «Корневильских колоколов» передает слушателю музыкальный вопрос от автора: «Смотрите здесь, смотрите там, нравится ли всё это вам?»

Читайте также