воскресенье, 21 июля

Коллекционер из Самары хотел обменять высшую госнаграду Эстонии на памятник Т-34

Эксклюзивное интервью Дмитрия Хмелёва

1415

Фото: Дмитрий Хмелёв

Самарец Дмитрий Хмелёв скромно называет себя просто коллекционером. Однако интересуют его не сами предметы, а их истории. А за этими историями судьбы отдельных людей, целых стран и народов. О наиболее интересных экспонатах и находках, и о том, как они могут повлиять на укрепление и даже на восстановление подорванных в наше время международных связей, Дмитрий рассказал в интервью ГТРК «Самара».

В коллекции Хмелёва несколько направлений. Собирательством он увлёкся ещё до школы. Начинал как все – со значков. Теперь у него их порядка 20-ти тысяч, однако свою коллекцию Дмитрий огромной не считает, говоря, что всё относительно.

– В те времена, когда начал собирать, самые красивые и самые редкие значки – это были наши прибалтийские республики. Они были красиво сделаны, маленькие тиражи, и охота за ними шла. И вот эта любовь к прибалтийским значкам прошла через всю жизнь и постепенно стала переходить на более серьезные знаки по Эстонской ССР, Латвии. Ну и потом, углубляясь в историю, уже пошло с момента присоединения к Российской империи. Это более 200 лет. И вот получилось все периоды собрать, всю фалеристику Эстонии, так скажем, потому что очень шикарные знаки. На сегодняшний день моя коллекция считается в мире третьей по наполнению. Есть вещи уникальные, которых нет в Эстонии, даже в музеях.

Фото: Дмитрий Хмелёв

Также в собрании Дмитрия большая коллекция компасов: европейские, азиатские, времён Российской империи и СССР – всего более 200. Ранее они побывали в Москве, где были представлены на всеобщее обозрение во время проведения премии Российского географического общества «Хрустальный компас». Сегодня посетить аналогичную выставку (причём абсолютно бесплатно) самарцы могут в Доме офицеров. Как целенаправленно, так и в антракте какого-нибудь концерта.

– Там есть вещи уникальные. Представлен морской компас с боевого корабля «Беззаветный». Сейчас про него мало кто знает. Когда американцы в 90-х годах нарушили наше водное пространство, этот маленький корабль три раза таранил американский эсминец, и заставил его выйти из наших вод. Впоследствии Украина решила продать «Беззаветного» в Турцию на металлолом. Но когда его стали перегонять, сам корабль решил остаться. Не доехав до Турции, он просто пошёл на дно как все боевые корабли.

Фото: Дмитрий Хмелёв

Ещё одно направление деятельности Дмитрия – установка памятников. Один из них появился у наших соседей, в Оренбургской области.

– Сейчас, когда говорю «город Бугуруслан», единицы что-то слышали про него. А если вернуться в историю, во время ВОВ название города знала вся страна и за рубежом, от передовой позиции до самого глубокого тыла. Название этого города было у всех на устах, потому что здесь находилось единственное в СССР справочное бюро по розыску пропавших людей. Война, семьи, эвакуация – кто на фронте, кто в тылу, кто в детдоме. И в Бугуруслане было бюро по розыску этих людей. За время работы этого бюро вручную было обработано более 7 миллионов запросов и найдено более 3 миллионов людей. Они воссоединились. Среди них, самое что уникальное, 25 тысяч детей до пяти лет, некоторые даже говорить не умели.

В благодарность сотрудникам бюро был установлен памятник «Город надежды – Бугуруслан». На чёрном постаменте стоит девочка, которая смотрит вдаль и держит в поднятой руке развевающийся на ветру платок. Сегодня сюда приносят цветы те, кто ждёт возвращения близких с СВО.

Фото: Дмитрий Хмелёв

Вещи для своей коллекции Дмитрий как покупает, так и получает в дар. Бывает, что надолго в его руках они не задерживаются. Изучив историю нового экспоната, Хмелёв передаёт его туда, где он действительно нужен.

– Есть такая моя землячка из Бугуруслана – Ольга Остроумова, народная артистка СССР («А зори здесь тихие», «Гараж»). Её дед был священником в Бугуруслане как раз, и два года назад мне посчастливилось найти в Сибири подписную икону, которую ему дарили. Ну, конечно, через администрацию Бугуруслана вышли на неё, сказали, что нашли икону, что готовы вернуть, и, естественно, когда был звонок от народной артистки СССР – это многое, мне кажется, значит.

Ещё одна находка была сделана в сгоревшем доме в Самаре. Здесь обнаружили картину художника Кима Бритова – основоположника Владимиро-Суздальской школы живописи. Когда картину отчистили от золы, оказалось, что она хорошо сохранилась. Теперь полотно находится во Владимиро-Суздальском Музее-заповеднике – там, где ему и положено быть. Таким же образом были возвращены личные вещи Героя Советского Союза, лётчика Желтухина. Его правнучку нашли в Самаре. Любое подобное возвращение всегда вызывает неописуемую реакцию, говорит коллекционер.

– В город Северодвинск, на завод, где делают подводные лодки, я вернул, закладную доску подводной лодки 66-го года. Встречал весь завод. Это единственная доска закладная, как знамя полка, которая вернулась на завод-производитель. Потом провели экскурсию на самую современную подводную лодку. Эмоции, конечно, зашкаливают. В том году я ездил в город Энгельс, в знаменитый наш полк дальней авиации. Ту-160, «Белые лебеди». Туда я передал архив Сталинградского полка за 43-й год. Это основоположник дальней авиации. Естественно, познакомился с командиром полка, с командиром дивизии, посидел в самолёте в командирском. Море впечатлений.

Проект самарского коллекционера по возвращению уникальных предметов уже вышел на международный уровень. Так, посольству Республики Армении были переданы личные вещи Героя Советского Союза, легендарного адмирала Исакова. Сейчас они представлены в военном музее «Мать Армения». А во время антифашистского конгресса в Белоруссии был произведён обмен важными находками, одну из которых обнаружили на… свалке в Сызрани.

– По приглашению белорусской стороны совместно с самарским домом офицеров я делал выставку «Легионы проклятых». У меня было много материала, давно изучал эту тему – по предателям из числа граждан Советского Союза. Не только русские, а прибалтийские, украинские – то, что сейчас мы видим возродилось. На конгрессе было порядка 40 стран, послы, атташе. Выставка имела успех. И, пользуясь случаем, я передал белорусской стороне личное дело полковника Гулиды. История тоже интересная. В Сызрани мне провезли пакет документов. С помойки. Среди них было личное дело пенсионное. Полковник Гулида, белорус, прошёл Первую мировую войну, Гражданскую, во Второй мировой войне он командовал польской дивизией, а в межвоенный период возглавлял ДОСААФ в Сызрани. И после войны жил в Сызрани, умер, никого у него не осталось. В этом личном деле было письмо из Белоруссии от Академии и музея за 1968 год. В этом письме белорусская сторона просила передать им для изучения пенсионное дело полковника Гулиды. И вот на конгрессе я министру обороны Республики Беларусь его передал. Говорю, извините, что с опозданием на 60 лет. Там все были шокированы, для них это личность легендарная, это герой Белоруссии. И в ответ – я, конечно, не ожидал, там был наш замминистра обороны Горемыкин, много представителей, – министр обороны Белоруссии мне вручил боевое знамя артиллерийского дивизиона, который в 1941 году защищал Кронштадт. Вручил с просьбой передать в какой-нибудь музей. Сейчас это боевое знамя мы отдали реставраторам питерским, в Музей артиллерии, и 5 мая будет торжественная передача на вечное хранение. Мы вернули знамя.

В масштабной и важной работе Дмитрию помогают единомышленники, различные ведомства и организации, неравнодушные граждане. Один я ничего не сделаю, подчёркивает Хмелёв. В поисках владельцев найденных вещей и их родственников приходится обращаться в МВД, воинские части военную прокуратуру, архивы, лично опрашивать людей. Несмотря на загруженность, никто не отказывает.

– Вот с полковником Гулидой. У него же жена рано умерла, сын рано умер. Мы обратились в военную прокуратуру, нашли могилу, она была запущена. Вышли на администрацию, администрация обещала найти инвесторов, установить могилу. Мы вернули героя. В Музей передали дело. Сейчас там будет экспозиция, посвящённая Гулиде. Мы героя из забвения вывели.

Подобную работу Дмитрий пытается проводить и на Западе, где советское наследие уничтожается целенаправленно. Делают они это от бессилия и ничего не добьются, поскольку даже осколки истории вроде обрывка бумаги или куска металла способны расставить всё на свои места – так уже было в Европе и Египте, напоминает Хмелёв. Вместо того, чтобы вносить раздор и сеять смуту у себя в стране и на международной арене, можно было бы произвести взаимовыгодный обмен культурными ценностями. Ранее самарский коллекционер уже предлагал поменять высшую государственную награду Эстонии – Крест Свободы – на памятник танку Т-34, который стоял в Нарве.

– Они делали выставку и со всего мира нашли восемь наград. Я им предложил одну, потом ещё три. И они были к этому не готовы. Они не могли представить, что где-то в России есть высшие награды их страны, их национальные достоянии. Я читал комментарии эстонцев, они говорят, вернуть. Что танк? Если он в России интересен, давайте отдадим. Это именно общество как среагировало. Политики решили просто замолчать, потому что не ожидали этого.

Фото: Дмитрий Хмелёв

Тяжёлый конфликтный период закончится нашей победой, уверен Хмелёв, и тогда всем странам надо будет снова жить вместе, восстанавливать человеческие отношения, забывать плохое и вспоминать всё хорошее из нашей общей истории. Сделать это можно только с помощью культуры, науки и образования. А пока предложение самарца остаётся в силе. В Эстонии коллекционер нашёл ещё несколько памятников, которые находятся в частных музеях, и которые для России и для Самарской области очень дороги. Среди них памятник Герою Советского Союза, матросу Евгению Никонову – уроженцу села Васильевка нынешнего Ставропольского района.

К слову, история Самары и Куйбышева ещё недостаточно представлена в памятниках и мемориальных досках, считает Дмитрий. Среди того, что уже удалось сделать – два интересных проекта, связанных с колоколами.

– Была дата – столетие с начала Первой мировой войны. У меня был колокол корабельный, рында «Кашгар». Стал узнавать историю этого «Кашгаря», оказывается, что это наши самарские меценаты, купцы собрали деньги и пароход переделали в плавучий госпиталь, который раненых солдат возил по Волге. Разыскал я место пристани, откуда он уходил – Некрасовский спуск. И сейчас там стоит этот колокол «Кашгар» в память о Первой мировой войне.

Фото: tvsamara.ru/Никита Соков

Фото: tvsamara.ru/Никита Соков

Ещё один колокол попал в руки Дмитрию во время путешествия на поезде.

– На нём было написано: «Самаро-Уфимская железная дорога 1800 какой-то там год». Это именно тот колокол, который стоял на первом перроне, когда построилась наша дорога. Мы добились, и сейчас этот колокол стоит на первом перроне нашего вокзала. Очень трудно через РЖД всё это пробивать, но мы добились, что именно под звук этого колокола сейчас отходят наш фирменные поезда. Он вернулся на своё место. Это уникальная история. Есть технический регламент для всей страны, и только в нашем городе поезда отходят под колокол, под который уходили сто лет назад и больше.

Полную версию интервью самарского коллекционера и мецената Дмитрия Хмелёва смотрите в видео ниже.

Ещё по теме

Читайте также