среда, 24 июля

Моряк из Самары рассказал, как зарабатывать 5800 долларов в месяц

О сложностях, опасностях и мечтах — в откровенном интервью

1902

Фото: из личного архива Рамиля Низамова

Моряк из Самары Рамиль Низамов попал на флот случайно — после 9 класса выбрал первый попавшийся техникум. Оказался речной. На первых курсах особого интереса к профессии не было. Но позже, когда началось углубленное изучение «по профессии», вошел во вкус.

Уже на 3 курсе студенты начинают проходить практику на судне — уходят в первые навигации по реке. Для Рамиля и его товарищей первый опыт проходил трудно: вахты через каждый шесть часов и редкий сон. На вопрос, почему решил остаться в профессии, Рамиль честно отвечает: «Вкус денег».

«До капитана я подняться не могу, я отношусь к машинной команде, к команде механика. У меня очень короткий карьерный рост: от моториста до должности электромеханика, и этот путь я уже прошел», — рассказывает он в интервью ГТРК «Самара».

Фото из личного архива Рамиля Низамова

До заграничного контракта юноша дошел не сразу. Сначала работал на речном флоте, потом стал выходить в море под русским флагом, сейчас, в 26 лет, начал работать с иностранцами.

«Не сказал бы, что очень трудно попасть на заграничный флот. Единственная сложность — знание английского языка. А так, никаких проблем больше быть не должно. Очень много документов только собрать нужно. И проделать огромный путь до своего судна. Мне пришлось делать остановки в Англии и Африке, чтобы долететь до Испании — до Гибралтара, где стояло мое судно», — делится парень.

Работать в иностранной команде — мечта Рамиля. Объясняет он ее просто — там хорошие деньги.

«Зарплата у меня сейчас как у электромеханика младшего офицерского состава 5 800 долларов. Это чисто месячная зарплата. Тут, конечно, есть разные надбавки, за переработку, например. В России, если также в доллары переводить, было около 2 000 - 2 200. Это почти максимум, выше редко найдешь, но чем меньше зарплата, тем легче найти работу», — считает моряк.

Фото из личного архива Рамиля Низамова

Рамиль побывал в Турции, Испании, части Англии. Сейчас находится рядом с Гибралтаром. Единственная сложность для него — плохое знание английского языка. Особенно сложно с документами, но среди членов экипажа часто попадаются русскоговорящие.

«Работников из стран СНГ очень много. Потому что для части стран это работа третьего сорта: уезжать на такое количество времени, жить непонятно где. И такие зарплаты, как здесь платят, они получают у себя на берегу. Помимо граждан СНГ тут полно и индусов, филиппинцев, еще пакистанцев много», — рассказывает Рамиль.

Фото из личного архива Рамиля Низамова

Море — это опасность. Помимо сильных штормов можно наткнуться на сложно проходимые участки или на пиратов. Да и не только они являются угрозой.

«Было опасно, когда проходили мимо зоны СВО. Полностью глушили все радары, выключали свет. И все, у кого каюты были со стороны Украины, уходили спать на другой борт. И, кстати, еще есть пиратство. Обычно в Индийском океане, в проливе между Азией и Африкой, на Ближнем Востоке — там это существует до сих пор. И если в 18-19 веках захватывали груз, то сейчас захватывают экипаж, за который потом требуют выкуп. Но в тех местах я не бывал», — делится молодой человек.

Работа на судне тяжелая: часто оказываешься без связи с миром и семьей, нет выходных, происходят нештатные ситуации, когда приходится не спать сутками.

«Моряки мечтают слезть с судна, и больше на него никогда не садиться. У нас есть поговорка: «Сел немножко поработать — сел в 18, слез в 65». Когда привык получать деньги, как на флоте, то уже не захочешь идти на обычную работу на берегу. Но слезть где-нибудь, открыть собственный бизнес, хоть магазинчик какой-нибудь, чуть ли не каждый второй, каждый третий мечтает. Но редко у кого это получается», — резюмирует Рамиль.

Фото из личного архива Рамиля Низамова

За хорошим заработком, в Китай и Японию, отправилась самарская модель. И столкнулась с финансовыми приключениями

Ещё по теме

Читайте также